Я хочу жить с отцом. Всё равно тебе нет до меня дела

размещено в: Интересное | 0

Переходный возраст у детей – самый наипротивнейший. В этом Анжела полностью была уверена, потому что сама когда-то с 12 лет «выносила мозг» родителям. Плаксивость зашкаливала, причем по самым нелепым и несерьезным причинам – например, не дали магнитофон в комнату, а у нее по плану было послушать кассету, которую на сутки дала ее подруга!

— Нечего носить туда-сюда магнитофон, хочешь послушать – слушай здесь!

Ага, сейчас, родители панк-рок ненавидели! А еще магнитофон находился в их комнате, где родители смотрели телевизор, и было нелепо надевать наушники и при них туда-сюда мотать головой. Это можно было только в своей комнате, закрывшись на щеколду. Приходилось выбивать магнитофон истерикой, да и многое что другое – так, по мелочам. А еще проблемы с первой влюбленностью или «меня никто не понимает». Гормоны зашкаливали!

Но у Анжелиной дочки Вики были другие проблемы в ее переходном возрасте. У нее был серьезный стресс: когда ей было 10 лет, родители развелись. Не хотелось рассказывать дочери, что папа кобель, что два раза Анжела его ловила с любовницами, но непонятно по какой причине сохраняла семью: то ли ради дочери (что маловероятно), то ли, потому что просто любила Валеру и верила его клятвам (что скорее всего). Как бы не хотелось в этом признаваться самой себе, но второй вариант был вернее.

Но есть же какой-то предел терпению, правда? Вот и для Анжелы настал этот предел. Едва она отправила дочь в летний лагерь, а сама заступила на смену в ларек, как муж тут же притащил в постель девку. Причем кого – блудливую соседку, о которой давно гуляла дурная слава! В ларьке Анжела работала с 10 до 16, потом должна была заступать ее сменщица, но Анжеле вдруг стало плохо – сильная тошнота и полуобморок. Ее отпустили домой, а там – вон чего! Тут же был выгнан муж со своей пассией, а потом поставлен диагноз – беременность. Конечно же, Анжела сделала аборт.

— А где папа? – спросила Вика, когда вернулась домой из лагеря.

— Мы с папой больше не хотим жить вместе, — ответила Анжела. – Но это ничего не меняет – вы можете встречаться когда угодно и где угодно.

Вика бросилась на кровать и долго рыдала. А потом она стала иногда видеться с отцом, если у него было время между его кратковременными романами. Бывшие супруги делали вид перед дочерью, что просто родители «не сошлись характерами», меньше Вика знает, лучше спит. Валера, конечно, держался молодцом при встрече с дочерью – он мог продержаться сутки без своих многочисленных девок, поэтому дочь считала его святым. А еще была у него одна особенность – с рождения «бровки домиком», которые придавали лицу несчастный вид. Всегда хочется пожалеть такого человека, что называется «обнять и плакать», но нутро – мартовского кота.

Анжела же выглядела иначе: она красилась в черный цвет, ее брови были вразлет, прическа – каре, ну точно героиня Умы Турман из фильма «Криминальное чтиво». Со стороны создавалось впечатление, что такая женщина подавляет мужчин, особенно тех, у которых бровки домиком, но Вика знала – у нее мама тоже хорошая и добрая, а поэтому жаль обоих.

— Ну что вы со своими характерами? — прижавшись к матери, спрашивала Вика. – Много лет же прожили со своими характерами и ничего. Помиритесь, а то мне папу жалко.

Прошло полтора года. У Анжелы на работе появился новый сотрудник – разведенный Игорь, который приехал издалека и временно жил у своих родственников. Пару раз они встретились в гостинице, а потом решили провести пару часов у Анжелы дома, пока дочь была во вторую смену в школе. В самый неподходящий момент в прихожей послышались звуки – дочь пришла. Скоренько запахнувшись в халат, Анжела выскочила из спальни: дочь, стоя в сапогах и куртке лазила в холодильнике в поисках съестного.

— Что-то так есть хочу! – сказала она.

— Вика, ты что тут делаешь, а как же школа? – растеряно спросила Анжела.

— Прикинь – стразу две училки заболели! Надо же какое совпадение! Нас отпустили, — Вика пошла в прихожую, чтобы раздеться, и застыла на месте: на вешалке висела незнакомая мужская куртка. – Мам, у нас кто?

— Мой друг. Очень хороший человек. Сейчас ты с ним познакомишься.

Вика все поняла. Она скривилась и убежала в свою комнату с рыданиями – вот точно, как Анжела в детстве из-за магнитофона. Знакомства не получилось, Игорь ушел восвояси. Вечером состоялся разговор с надутой дочерью.

— Вика, ты понимаешь, что одиночество – это страшно! Мужчина и женщина, которые любят друг друга должны жить вместе. У нас с папой уже любви нет, а но ничего страшного, если у тебя будет хороший отчим. Мы с Игорем любим друг друга.

— Нет, нет и нет! – закричала Вика и опять с ревом убежала в комнату.

Да и черт с ней, с ее мнением, еще у малявки надо разрешение спрашивать! Игорь стал заходить по вечерам, пытался подружиться с упрямой Викой, но та все равно убегала и хлопала дверью своей комнаты. Она жаловалась отцу, а тот только пожимал плечами и ничего не говорил. Однажды Игорь в выходные остался на ночь — Вика бегала пол ночи по коридору, якобы в туалет, нарочито хлопала дверями и топала ногами. Утром Игорь ушел, а Вика устроила истерику:

— Я хочу жить с отцом, все равно у тебя нет до меня никакого дела! Только этот Игорь у тебя в голове!

— Так, ну все, хватит! – закричала Анжела. – Устроили мы тут с папой кисель про несхожесть характеров. Хочешь узнать правду – слушай ее! Твой папа редкостный кобель и развелись мы с ним именно поэтому. Он мне изменял, водил домой девок, даже когда ты была в лагере, а я на работе. Твой отец отнюдь не святой, как ты думаешь, а последний потаскун.

— Ты все врешь! – Вика вскочила, набросала в сумку какие-то вещи и сбежала.

Анжела не стала ее останавливать. Она знала, что дочь убежала к отцу, а так как наступило воскресное утро, и договора о встрече с Викой у него не было, он явно сейчас не один. Пусть сама убедится в папочкиной святости.

В это время Вика ехала к отцу. Она была уверена, что обрадует папу, сказав, что останется жить с ним, но только ее ждал неприятный сюрприз: папа открыл дверь в халате с мутными глазами, и слегка качаясь. Он был удивлен, что Вика приехала. Сзади папы замаячила какая-то девица, прикрыв тело полотенцем. Девице было лет 18-20, не больше.

— Вика? – спросил отец. – Кхе-кхе, мы вроде сегодня не должны были встречаться.

— Так ты меня не пустишь? – изумилась Вика.

— Ну как бы… Давай попозже… Позвони мне завтра… Ладно? – Валера захлопнул дверь перед носом у дочери.

Вику искала Анжела почти сутки – она пряталась у подруги. Среди ночи она привезла дочь домой, которая закрылась в своей комнате и не разговаривала с матерью еще два дня. А потом она вышла к вечеру, укутавшись пледом, присела к маме и тихо сказала:

— Ну и пусть у меня будет отчим. Главное, чтобы не обижал меня. Я потом с ним подружусь.

Анжела поцеловала дочь в макушку. Заявления в ЗАГС с Игорем уже были поданы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.